ПЛАМЯ ВЕЧНОСТИ ХОЛОДНЕЕ ЛЬДА, НО ОБЖИГАЕТ КАК ЛАВА
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:48 

Вах, какая прелесть!!! Безумно автору начитки благодарна

Эстель Грэйдо
01.09.2016 в 12:19
Пишет Валькирия_:

Estell Greydaw - "Демон порядка"
Поздравляю с началом учебного года всех, для кого этот день так или иначе имеет значение!! Всех учащихся и особенно всех учащих. А всех остальных своих постоянных слушателей и гостей - с первым днём осени!
Ещё одна зимняя команда, в которой я не играла, но мимо чудесных текстов которой пройти не смогла - это WTF Fantasy 2016. И первый из них как раз в тему 1 сентября. А если ещё вспомнить песню Пугачёвой про мага-недоучку… Правда, тут речь не о недоучке, но и у талантливых учеников бывают казусы.

Название: Демон порядка
Автор: Estell Greydaw
Ориджинал
Персонажи: ученик алхимика, наставник, демон
Категория: джен
Жанр: юмор, фэнтези
Рейтинг: PG
Размер: мини, 2556 слов
Краткое содержание: Порядок, конечно, полная противоположность хаосу, но... шутить с ним тоже не стоит.
Примечание: написано для зимней игры от команды WTF Fantasy 2016 (почитать)

Аудиоверсия:
Чтение, обработка: profileТамаэ aka Валькирия_
Записано: 14.07.2016
Длительность: 00:23:05
Разрешение: автор доволен, публикация разрешена
Disclaimer: не претендую, не извлекаю, мой только голос.



Архив для скачивания будет дальше.

Код для Обзоров Ориджиналов

URL записи

@темы: Я, Творчество, Аффтар жжот

11:09 

Характерник

Эстель Грэйдо
Отака от історична фентезі.

Про дитинство Сірка

galkin-sklad.ucoz.ua/characternik/kharakternik....

читать дальше

22:19 

Эстель Грэйдо
Разновидность «Х»

23 июня 2312 года

Поздней ночью в кабинете директора Корпоративного центра медицинских исследований раздался звонок. Звонивший, видимо, знал, что в это время директор еще на работе: телефон трезвонил и трезвонил, пока, наконец, злой и уставший директор не нажал на кнопку пульта «Принять вызов, минуя видео».
—Алло?
—Мистер Ковальски! Это Аравинд Бхаттачарья! Вы меня узнали?
Директор разразился матерной бранью и плюхнулся в кресло. В динамике молча и вежливо выслушали восьмиэтажное творение матерщинного искусства, потом сказали:
—Спасибо, доктор Ковальски, вам того же. А теперь, я вас очень попрошу, выслушайте меня…
… Доктор Роберт Ковальски матерился не только и не столько потому, что его отвлекли от тяжких дум. Он прекрасно узнал голос, больше того, еще когда телефон зазвонил, доктор уже знал, кто на том конце кабеля.
Магистр Аравинд Бхаттачарья был штатным сотрудником Корпоративной службы безопасности, работником отдела медицинских изысканий, и за свою слишком долгую карьеру и слишком тесное сотрудничество с господином директором доктором Ковальски уже успел достать его до самых печенок своими безумными идеями, а в особенности – их последствиями.
—На кой пенис я должен тебя слушать, недоделанный изобретатель?! Мне хватило прошлого раза, когда ты предложил свою очередную долбанную панацею!!!
—А чем вы недовольны? Ведь она же сработала! Вот уже пять лет как никто не кашляет и не чихает!!! И не икает заодно.
—Сто тысяч литров дерьма на твою голову, Бхатта! Да, никто не кашляет и не чихает, и даже не икает, но мы целый год выслушивали жалобы на внезапные посинения губ и языков после твоего «антипростудина»!
—Подумаешь, все равно потом это в моду вошло, а косметический сектор очень неплохо заработал на помадах!
Директор аж задохнулся от возмущения и несколько секунд вместо слов из его рта вылетало какое-то невнятное бульканье. Отдышавшись, он взвился пуще прежнего:
—Ты, жертва неудачного аборта, может, мне тебе напомнить еще и твои новые контрацептивы для мужчин?! Нас из-за них чуть не разорвали, и все потому, что ты и твой начальник-имбецил не провели дополнительных исследований!!!
В динамике мирно пробурчали:
—Было бы из-за чего переживать. Такая ерунда…
—Ерунда?! Для тебя, отродья подопытных кролика и обезьяны, может, и ерунда. А ты б сам пообщался со всей той толпой мужиков, которая требовала от нас возмещений за свои причиндалы. Они б тебя поимели! И в хвост, и в гриву, и вдоль, и поперек!
Аравинд Бхаттачарья рассмеялся:
—Доктор, ну мы же потом выпустили обновленную версию. А главное – с чего все взбеленились? Подумаешь, ну покрасились их… пенисы в зеленый цвет. Это даже прикольно!
—Бхатта, тебе никто не говорил еще, что ты – засранец?! Ладно, хрен с ними, контрацептивами, но твоя вакцина от СПИДа… за нее до сих пор нас склоняют по всем падежам и прочим категориям всех двадцати языков нашей Корпорации!!! — и директор в раздражении почесал белобрысую макушку в том месте, где среди волос росли коротенькие золотистые усики, похожие на усики бабочки.
—И вовсе непонятно, за что, — веселье Бхаттачарьи, похоже, было неиссякаемым, несмотря на потоки ругани от директора. — Зато теперь все умеют читать мысли.
—Жаль, Аравинд, что не на расстоянии. Иначе ты бы мне не позвонил, — прошипел в динамик директор. — Твои коллеги из отдела безопасности данных тебя за этот побочный эффект не сожрали целиком, а жаль. Очень жаль. Я бы за них поработал с большим удовольствием!!!
—Да что вы кипятитесь, доктор. Все равно через год после того разработали наноприсоски, так что в мысли теперь так просто не залезешь. Я вообще считаю, что этот побочный эффект – это высвободившаяся сила эволюции, мы стали совершеннее, чем наши предки, и…
Доктор налил себе успокоительного, слабо заискрившегося в стакане, критически посмотрел на него и… выплеснул на пол. Глотнул просто воды из графина, вытер лоб тыльной стороной ладони.
С Аравиндом Бхаттачарьей он был знаком уже давно. С того самого дня, двести лет назад, когда тот изобрел эликсир долголетия. Пожалуй, это было единственное, из-за чего доктор Ковальски вообще этого индуса терпел и мог с ним разговаривать, хоть и с преобладанием мата. Единственный побочный эффект этого долголетия заключался всего лишь во всеобщей блондинистости. Да-да, теперь на Земле не было ни шатенов, ни русых, ни брюнетов, ни рыжих. Все были блондинами разных оттенков, даже негры и монголоиды. Поначалу было несколько странно и непривычно, кое-кто возмущался, но основная масса (особенно японцы с китайцами) была довольна.
После эликсира долголетия идеи и лекарства из Аравинда посыпались как из рога изобилия, и далеко не все они были удачны.
—Доктор, вы меня слушаете? — Бхаттачарья, видать, встревожился тишиной в динамике и прекратил свою восторженную речь про прогресс и эволюцию.
—Аравинд, тебя невозможно не слушать, ты слишком громко орешь, твою мать вверх ногами на противовесе орбитального лифта!!! Что ты там еще изобрел, ты, долбанный идиот?! Надеюсь, никто от этого не позеленеет, не обрастет чешуей и не пойдет малиновыми пятнами? — доктор Ковальски устало откинулся в кресле, сбросил туфли и возложил ноги на стол, который в том месте тут же услужливо прогнулся и помягчал.
—Нет, думаю, что нет. Это не вакцина, оно нуждается в дополнительных исследованиях вашего центра.
—Ну? — доктор убрал ноги со стола и подался к телефону. Впервые Аравинд предлагал его центру исследовать свои безумные изобретения. Может быть, хоть на этот раз обойдется без неприятностей?
—За эти двести лет, доктор, мы победили все болезни, даже синдром Дауна и лихорадку Эбола, а вот с раком так и не совладали, верно?
Доктор Ковальски только вздохнул. И правда. Сколько ни бились все ученые Земли, сколько ни вкладывали средств в поиск лекарства от этого бича человечества все мегакорпорации, но результата не было. Во всяком случае, безусловного – лечить некоторые виды этой болезни получалось, но не все. А главное – невозможно было защититься от нее, и рак в этом смысле уравнивал и члена совета топ-директоров, и самого простого грузчика. И вдвойне обидно было теперь, когда люди могли жить по триста-четыреста лет!
—Я слушаю, Аравинд, — мрачно сказал директор.
—Недавно вернулась экспедиция с Марса, вы знаете?
—Не держи меня за болвана, Бхатта, наши лаборатории уже второй месяц копаются в биоматериалах. Навезли нам целую тонну всякой плесени…
—Не только вам, нам тоже. И я выделил из этой, как вы говорите, плесени, некую активную субстанцию, способную дезинтегрировать контактирующие с ней клетки. И более того – я нашел способ задать этой субстанции разные программы. Ну, то есть, при контакте с определенным видом клеток она будет разлагать их и перестраивать продукты распада до тех пор, пока они не превратятся в воду, глюкозу и простые аминокислоты. Вы понимаете меня?
—Аравинд, я доктор медицины, — Ковальски уже не сердился на этого ненормального изобретателя. Такое открытие!!! — Что вы хотите от нашего центра?
—Всего лишь параллельных лабораторных исследований, на мышах, свиньях и преступниках. Ну и клинических испытаний, само собой. На это корпорация готова потратиться, как никогда раньше!!!
—Ладно, вези эту свою…
—Разновидность «Х», — подсказал Бхаттачарья. — Сейчас будет!
—Остынь. Завтра утром.


24 июня 2312 года.

В лаборатории №6 Эльза Кригер, опытная медсестра, готовила манипуляторы и инструменты для исследований принципиально нового лекарства, которое и лекарством-то, строго говоря, не было. То есть…
Сегодня утром сам директор Центра принес сюда большой вакуумный контейнер с этой «разновидностью «Х» и велел ей подготовить все для первоначального исследования. Эльза спросила:
—Мышей, поросят, обезьян и преступников запросить?
—Пока не нужно, это не химический состав, а скорее живое существо… то есть, конечно, не существо, так, протоплазма. Нам нужно сначала разобраться, что оно вообще такое. Только завтра начнем испытывать на мышах. Позвоните, кстати, в питомник, пусть приготовят несколько мышей с раковыми опухолями на разных стадиях развития. И парочку здоровых – для контроля. Ну да не мне вам напоминать, милочка, — и директор игриво ущипнул Эльзу за попку. Девушка хихикнула – это был знак, что директор в превосходнейшем настроении, и, вполне возможно, сегодня вечером можно будет получить долгожданный отпуск и наконец лечь в больницу. Доктор Ковальски благоволил к молодой талантливой медсестре и пообещал сделать все возможное, чтобы помочь ей.
Контейнер стоял в шкафу-биостате, где поддерживалась идеальная среда, полностью сходная с условиями в брюшной полости человека. Эльза, воодушевленно носясь по лаборатории, не обратила внимания на два факта: крышка вакуумной колбы разгерметизировалась, а на шкале радиоактивного фона в биостате пламенела риска верхнего допустимого предела.
Внизу, на посту охраны, дежурный пялился на экран камеры в лаборатории, любуясь на точеную фигурку медсестры, на ее стройные ножки и округлый высокий бюст, пышный хвост соломенных волос, подкрашенных на кончиках алой краской. Тем же занимались и два бакалавра-практиканта, то и дело проходящие мимо стеклянной двери в лабораторию. Им, в отличие от охранника, видно было хуже, зато они прекрасно знали, что белья Эльза под халатом не носит.
И никто из них не заметил, когда именно приоткрылись дверцы биостата и оттуда высунулось дрожащее, нетерпеливо подергивающееся пурпурное щупальце.
Лишь когда взвыли сирены тревоги и загорелись алым контуры мгновенно загерметизировавшихся двери и вентиляционных отверстий, а по потолку разлился мертвенно-зеленый свет и завыло по зданию: «Биологическая угроза! Тревога! Биологическая угроза! Тревога!», практиканты и дежурный смогли оторваться от ужасающего и завораживающего зрелища Эльзы, оплетенной пурпурными и даже на вид ослизлыми щупальцами. Дежурный стал вызывать отряд биологической защиты, а бакалавры-практиканты помчались за спецкостюмами.
Под сирену и устрашающее плямканье сигнализации неопытные практиканты кое-как натянули костюмы повышенной биологической защиты, и, не озаботившись даже подгонкой их по размеру, рванули в лабораторию.
Упрямый компьютер отказался открыть дверь: «Ваши костюмы не герметичны. Проверьте костюмы!»
А там, за стеклянной панелью двери, творилось полное непотребство: щупальца уже содрали с Эльзы большую часть халатика, чулок и туфлю. Второй туфлей, еще оставшейся на ноге, медсестра яростно отбивалась от щупалец, норовивших забраться в самое сокровенное место. Видно было, что девушка не растерялась и сразу принялась защищаться: на щупальцах то там, то тут зияли глубокие разрезы, из них сочилась вязкая, тягучая лиловая слизь; кое-где в мясистой плоти неведомой твари засели медицинские инструменты, а один из лазерных скальпелей Эльза Кригер до сих пор сжимала в руке, отмахиваясь им от пары щупалец, пытающихся залезть ей то ли в рот, то ли в нос.
Отряд биозащиты все не появлялся и не появлялся, а костюмы практикантов никак не желали садиться по фигуре и герметизироваться… и когда, наконец, измученные неудачными попытками войти, защитники проникли в лабораторию, все было кончено: пурпурные щупальца плотно обвили несчастную девушку, и она перестала сопротивляться...
Неизвестно, как долго простояли бы обалдевшие практиканты, пялясь на клубок подрагивающей пурпурной плоти посреди лаборатории, если бы не появились наконец ребята из отряда биозащиты, предводительствуемые лично директором.
—Средства уничтожения не применять!!! — не своим голосом заорал доктор Ковальски. — Нам эту штуку нужно исследовать!!! Давайте осторожненько, холодной водой с транквилизаторами.
Доктор оказался прав: едва только из пульверизаторов прыснули на тварь «холодящей смесью», как щупальца невероятно быстро поползли к биостату, разительно уменьшаясь в размерах. Скользнули в щель, и когда доктор, подскочив к шкафу, заглянул в него, то все, что он увидел – это пурпурный хвостик, юркнувший под крышку контейнера, которая тут же опустилась с отчетливым «пых-х».
Потрясенный доктор даже подергал крышку. Не поддается!
За спиной раздался тихий стон. Директор обернулся и застыл: на полу сидела голая, но на вид совершенно целая и невредимая Эльза, и растерянно оглядывалась.
—Вы… в порядке? — наконец смог выдавить он. Медсестра вздрогнула. Моргнула, всмотрелась в зеленоватое стекло его шлема.
—Д-доктор Ковальски… это вы?
—Я, я, — он присел рядом с ней, окинул взглядом. Действительно, внешне вроде все в порядке. Повернулся к остальным:
—Биостат полностью закрыть и всем покинуть помещение. Я останусь и обследую мисс Кригер и помещение.
Приказ был выполнен быстро, но все свидетели происшествия, естественно, никуда не ушли, столпились за дверью и с интересом наблюдали.
—Как вы себя чувствуете, мисс?
—Н-не знаю… вроде нормально.
Доктор хмыкнул и велел ей лечь в омниограф. Девушку накрыл прозрачный колпак, по которому тут же побежали данные. Роберт Ковальски не зря занимал свой пост вот уже двести лет: он считывал информацию с омниографа без дешифратора.
И увиденное его поразило настолько, что он бросился к телефону и вызвал Бхаттачарью.
—Доктор, только я вас умоляю: не надо сейчас меня ругать! — испуганное лицо изобретателя трагически скривилось. — Только не сейчас!!! Я на заседании, честное слово, как только освобожусь…
—Заткнись, Бхатта!!! Так и быть, обматерю тебя позже. Пока что можешь сказать вашему отделу, что твоя марсианская хрень все-таки излечивает рак… крайне специфическим способом! Так что готовься к очередному купанию в дерьме!
Бхаттачарья страдальчески закатил глаза, но тут с легким шорохом поднялся купол омниографа и раздался восторженный вопль Эльзы:
—Не надо, доктор!!! Я его расцеловать готова за это!!! Только пусть сделает эту штуку не такой страшной, хорошо?
На экране телефона изобретатель расплылся в довольной ухмылке:
—Вот видите, доктор?!
—Вижу, сто тысяч литров дерьма на твою голову! — буркнул доктор Ковальски.
—Кстати, о дерьме. Раз все болезни мы уже побороли, то у меня появилась новая идея... — воодушевился Бхаттачарья. —…поскольку эволюция происходит слишком медленно, я решил ее подстегнуть и создать заменитель пищи, чтобы избавить нас от необходимости дефекации…
Доктор схватился за голову и выскочил вон из лаборатории.

23:13 

Эстель Грэйдо


Ссылка для голосования http://wtfc-voting.diary.ru/?tag=421971

03:15 

и это тоже - давно.

Эстель Грэйдо
Лекарство от слэша

В Хогвартсе стало твориться что-то странное. Какая-то нездоровая
обстановка там возникла. И обстановка эта профессору Снейпу определенно
не нравилась.Вездесущая Панси Паркинсон без устали докладывала ему обо
всем, что происходило вне классных помещений Слизерина. Ту же функцию,
но по отношению к Гриффиндору, выполняла Парвати Патил. От Райвенкло
стучала Чо, а хаффльпафский стукач так и остался невыясненным. Но не в
этом суть. А суть в тех нездоровых настроениях, что оплели своей
паутиной школу, преимущественно Слизерин и Гриффиндор, в меньшей степени
Райвенкло. Хаффльпафл оставался в блаженном неведении. "И пусть остается
и дальше" - думал профессор Снейп, потихоньку приходя в ужас. О да,
чтобы он, Северус Снейп, пришел в ужас - это еще надо было хорошенько
постараться. Это должно было быть что-то совсем уж нехорошее.
И это было нехорошее. Это нехорошее двумя толстыми пачками разносортной
бумаги лежало на столе профессора и повергало его в уныние.
"Говорил ведь я, в школе должны быть строгие порядки! Надо бы выдавать
ученикам строго определенное количество бумаги... нет, не поможет..."
профессор двумя пальцами взял один лист.
"Упоительная ночь". Гарри/Драко/Снейп, автор Люси Дварсон. - значилось
вверху листа. Далее следовало: "Гарри стоял на балконе и чувствовал
сладостную дрожь: приближался ОН. Он коснулся его спины, и тотчас колени
задрожали от восторга, а штаны стали тесными. От Драко так возбуждающе
пахло!"... - прочитал профессор Снейп, яростно сплюнул и отбросил лист.
На глаза ему попался следующий: "И Снейп сжал сосок юноши так ласково и
сильно, а другой рукой ласкал восставшую плоть, отчего у Гарри от
восторга выступили слезы" - профессор снова плюнул и выдернул еще один
лист. Лучше бы он этого не делал... Скомкав бумажку, профессор вскочил и
минут пятнадцать нервно бегал по комнате, издавая отрывистые, невнятные,
но очень эмоциональные восклицания. Наконец, он подбежал к шкафу с
настояками, выхватил оттуда бутылочку темно-зеленого цвета с белым
черепом на этикетке, отхлебнул прямо из горлышка и тихо сполз на пол по
дверцам шкафчика. Некоторое время он пребывал в прострации, потом
поднялся на ноги и снова сел за стол. Бутылка с мандрагоровым самогоном
заняла позицию слева.
"Это болезнь. И она охватила всю женскую часть учеников Хогвартса....
Иного объяснения нет... Нет, стоп. Это не болезнь. Если бы это была
болезнь, этим бы страдали и девчонки из Хаффльпаффа. Странно... Тогда,
однозначно, это - жуткое проклятие. Вот оно что!" - мысли профессора
были невеселыми. Явление, кое поразило его, можно сказать, в самое
сердце, последнее время цвело в Хогвартсе пышным цветом и называлось
"слэш". Профессор не знал, почему, и знать не хотел. Ему это не
нравилось. Ему не нравилось, что ученицы пишут всякую дрянь вместо
рефератов по зельеварению и другим предметам, что они описывают интимные
подробности, ВЫДУМАННЫЕ ими. Ему не нравилось, что ему приписывают
педофилию и гомомсексуализм!!!
"С этим надо бороться... Хм... А, вот, есть идея!"
И профессор понесся в свою лабораторию...
На следующий день, улучив перед обедом нужный момент, Снейп вылил в
котел с супом флакончик какой-то жидкости...
"Все, теперь, вместо того, чтобы писать гадости о мужчинах, они
заинтересуются мужчинами в реале" - думал профессор, шествуя от кухни с
очень довольным видом.
Но... вышло иначе. Уже к вечеру того дня в Хогвартсе стало происходить
нехорошее... Девочки бегали за мальчиками, А мальчики... тоже бегали за
мальчиками. И сам Снейп, столкнувшись в коридоре с Бинсом, почувствовал
странное томление. Моментально сообразив, что с зельем дал маху, он
понесся к себе, выпил противоядие и, прихватив два флакона, побежал
снова на кухню.
За ужином всеми (кроме Снейпа, который никогда не ужинал) был выпит
компот ос снадобьем, напрочь подавляющим всякие сексуальные интересы.
Неделю профессор наслаждался покоем и прилежностью учеников, уделявших
все внимание занятиям... Пришло воскресенье, Снейп надел
парадно-выходную мантию и пошел в Хогсмид, прямо в "Три метлы". Там за
столиком сидела профессор МакГонагалл. Снейп, посылая ей
многозначительные взгляды, прошел к ее столику и сел напротив.
МакГонагалл едва удостоила его коротким взглядом.
"Минерва, ты сегодня прекрасна, как всегда. По стаканчику - и пойдем в
гостиницу?"
"Что за развязный тон, профессор!"
"Минерва?"
"Профессор, уберите ваши руки. Я не испытываю ни малейшего желания идти
с вами куда бы то ни было. У меня много других дел!"
Снейп опешил.
"Минерва, но обычно..."
МакГонагалл ушла. Снейп посидел, подумал, треснул себя по лбу: "Зелье!"
- и унесся в Хогвартс. Смешивая зелья в своей лаборатории,он бормотал
под нос: "Уж теперь-то я не промахнусь!"
На этот раз Снейп оставил кухню в покое. Он начинил своим зельем
фонтанчики в женских туалетах.
... Прошло три дня. Все стало на свои места. Слешей больше никто не
писал, девушки интересовались мальчиками, мальчики вроде бы не
возражали...

@темы: Литература, Стёб, Творчество, Точка зрения

00:19 

Давненько я это написала. Собственно, по жанру - сонгфик, то есть рассказ

Эстель Грэйдо
Лесной принц
навеяно песней Лоры Провансаль "Лесной принц"

Солнце садится. Закат умирает над деревьями, и легкая дымка опускается на луг, на опушку леса... Еще не осень, но в душе моей словно листопад...
Первая звезда зажглась над зубчатой, похожей на гребень, кромкой леса. Пахнут травы.
Покой.
Я иду по некошеному лугу к лесной опушке. Колоски щекочут ноги, юбку пришлось высоко подоткнуть, и я чувствую себя совсем юной девочкой. Как тогда, много, много лет назад...
Луна струит свой бледно-серебряный свет на лесные травы, на поляне тихонько журчит родник.

Я знаю - скоро. Не замечу, слишком тонок этот миг, когда на луг ступает законный владыка леса. Он будто прилетает сюда туманом, он будто выходит из лунных лучей и теней, из-под крова листвы...
Давно, давно...
Лес этот зовется вековечным, он, говорят, почти так же стар, как мир. И лес этот людям чужд, неприветлив к ним. Здесь - королевство Древнего народа, иногда можно увидеть их - издали; в тумане или в пляске осенних листьев мелькают смутные тени, звучит дивная музыка, грустная и завораживающая. Им нет до нас никакого дела, и они очень не любят, когда смертные пытаются нарушить их границы.
Много лет назад я заблудилась в этом лесу - маленькая девочка перепугалась волчьего воя (и то ненастоящего - сверстники подшутили) и побежала, не разбирая дороги, в самую чащобу. Конечно же, заблудилась.
Я бродила до вечера, и лишь когда закат вызолотил верхушки деревьев, всякая надежда исчезла. Я упала на мох и сырую траву под буком и заплакала.
И легкое прикосновение... я подняла глаза. Сквозь муть слез увидела его... Кто это, я поняла сразу - люди не могут быть такими... иными. Он словно чуть светился в полумраке, его глаза, серые-серые, казались прозрачными и пронзительными... В первый же миг он словно проник ими в самое мое сердце, прочел в нем все, что хотел. Был ли он прекрасен? Не знаю. Его красоту мерками людей не измерить. Он - другой.
На светлых волосах, похожих на солнечный свет, обливающий листву в летний полдень, сверкал тоненький серебряный обруч. Я не могу описать его лицо; да и сам он весь неуловим для слов - игра света и тени, пляска листвы, сверканье росы, шепот ветра...
Он знал язык людей и говорил со мной о многом.
И песни его казались журчанием родника и шелестом листьев... Но чувствовалась в них какая-то вечная, пронзительная грусть. Я спросила его, отчего это.
"Оттого, что наш народ бессмертен", услышала я ответ. И удивилась: да почему же это должно быть так грустно?!
"Мы помним все, но спустя века от нас останутся только тени, и сгинем мы, лишь когда сгинет мир... знаешь, там, далеко за морем, есть Благословенная Земля, туда уходим мы, когда уже невмоготу нести груз прожитых лет здесь, в смертных землях... Туда стремятся наши сердца, и мое... но мне тяжко и покинуть мой лес. Я останусь здесь до конца времен, или пока существует лес..."
И грусть его проникла в мое сердце... А он говорил: "Вы, люди, для нас как мотыльки, ваше прошлое хранит лишь слово - оно переходит к вам по наследству, и все минувшее кажется сном. Мы же помним все, и для нас нет ни прошлого, ни будущего - лишь вечно длящийся миг настоящего. Мы не замечаем течения времени, пока мы полны сил."
И я понимала, что для него уже настает осень, и скоро увянет корона из листьев, в которой он однажды явился мне, рассыплется в прах. И он, истаявший до призрачной тени, будет бродить по этим лесам... если только не уйдет за море.


01:23 

Эстель Грэйдо
посмотрела "Пиратов".
Блум в этом пиратском прикиде, да еще и серьгой в ухе - это сву-у-ун!!!
И как же его жалко в конце, а.... Бедненький, ему там плавать вечность, и видеть ее только раз в десять лет! Романтишно... до жути.
ФИЛЬМ ПОНРАВИЛСЯ.
Хорошую траву покурили авторы)

@темы: Кино

00:55 

Подумалось под Блайндов

Эстель Грэйдо
А ведь если бы Моргот не похитил Сильмариллы, все было бы иначе. Я не думаю, что нолдор и дальше бы себе спокойно жили в Валиноре. Ведь семя раздора уже проросло, когда Феанор создал Сильмариллы. Хотя Сильмариллы, совершенные в своей красоте, не являются сами по себе добром или злом, именно своей красотой они дают посыл к добру или злу. Чистый душой и сердцем не возжелает сделать их своими, подчинить себе красоту и владеть ею. Моргот потому и возжелал их, что он жаждал власти над всем прекрасным и совершенным, но не мог сам создать ничего прекрасного и совершенного. Сильмариллы притягивали его мысли, они были не просто желанным призом, они были символом благоденствия нолдор и могущества Валар, позволивших сотворить это чудо (во всяком случае, именно так мог думать Моргот). И потому их следовало присвоить, чтобы утереть нос несносному Манве и досадить гордым нолдор. Однако даже больше, чем Валар, Моргот хотел досадить Феанору - потому что тот так был похож на него своим пламенным сердцем и непокорным духом, но при этом обладал его превосходил в мастерстве и творении. Моргот ведь ничего не мог создать, только исказить уже существующее. Самое важное здесь - исказить. Феанор создавал, пусть и из подручных материалов, но он преображал их и творил новое и прекрасное. Сильмариллы - высшая степень его мастерства. Недаром он сказал, что больше никогда не создать ему ничего, подобного Сильмариллам. А значит, творчество потеряло смысл - зачем что-то делать, если не можешь превзойти собственное творение? Весь дух нолдор был в этом страстном стремлении вверх, к все новым и новым вершинам мастерства. А Феанор уже достиг высочайшей из них и увидел, что для него больше уже нет вершин. И для него это стало горем. Тщательно скрываемым, но все же горем. И вот из-за осознания этой опустошенности, бессмысленности творчества Феанор и начал ссориться с братьями, прятал Сильмариллы и трясся над ними - ведь как страшно потерять то, во что вложена твоя душа и что никогда больше не сможешь повторить, потому что такие творения возможны только раз в жизни. И горе тому, кто создаст свой Сильмарилл!
Судьба Феанора была решена в тот миг, когда он осознал неповторимость и непревзойденность своего творения.
И что было для него требование Валар отдать Сильмариллы для спасения Древ? Отдать свою душу, отдать свои наивысшие достижения, чтобы никогда больше их не увидеть и не суметь повторить! Все горе его выплеснулось в отказ отдать Сильмариллы Ему и так было несладко, а тут еще и такое. Ему было все равно - живы Древа или нет, можно ли их спасти. Думается, если бы он мог повторить Сильмариллы или превзойти это творение, он отдал бы их Валар, не задумываясь. А так - Камни были для него воплощением ушедшей пламенной юности, жадного поиска новых знаний и умений, символом его пути к вершинам, они вобрали в себя всю его радость и все его горе. Отдать их - значит больше не жить.
И поэтому для Феанора вечное заключение в Чертогах - не наказание. Что делать ему на земле живых?
Быть может, и хорошо, что Моргот похитил Сильмариллы - потому что иначе отрава раздора выплеснулась бы в Валинор. А так в погоню за Морготом ушли все те, кому Валинор был слишком тесен, слишком скучен, кому он не давал развернуться или кто уже не видел больше для себя вершин, на которые стоило бы восходить. А новые земли обещали все - и размах, и вершины, и отсутствие скуки уж наверняка.
Сыновья Феанора жаждали вернуть Сильмариллы потому, что слишком любили отца и желали выполнить клятву. И потому еще, что Сильмариллы были для них памятью об отце. И потому, что Камни принадлежали им по праву.
Хотя, наверное, из всех них только Куруфин до конца понимал, что Сильмариллы значили, чем были для Феанора...

@темы: Точка зрения, Толкин

17:55 

Танцор

Эстель Грэйдо
Старый рисунок ручкой, раскрашен в фотошопе

@темы: Рисунки, Творчество

16:45 

матюкаюсь

Эстель Грэйдо
Дайри - страшно неудобная штука. Как здесь из чужих журналов переходить к себе?! И ленты друзей тоже нет.

08:08 

Эстель Грэйдо
неудобный Дайри, однако.
Ни тебе комментов на почту, ни тебе френдленты...
ни тебе веток обсуждения в комментах...
да и притормаживает сильно

03:34 

Мой фанфик очередной

Эстель Грэйдо
Один день из жизни Халдира

5:30. Утро. Лориен, личное жилище Халдира: 24 талан на третьем уровне второго мэллорна Стэрры.


— Хальди!!! Проснись, милый, проспишь на работу!— это голос любимой! Он способен и мертвого поднять. Халдир же просто натянул одеяло на голову и пробурчал:
— Селли, оставь меня в покое, дай поспать еще хоть двадцать минут!!!!
— Нет, ты опоздаешь на работу, и ты же знаешь, что тогда будет!!!! — и Селервен сдергивает с него одеяло. Но это не помогает: Халдир переворачивается на живот и больше не двигается. Тогда Селервен начинает щекотать ему пятки. Он брыкается, стягивает простыню и заворачивается в нее. Селервен забирает простыню. Халдир продолжает лежать.
— Да вставай же, горе мое!!!
— Нет… оставь меня в покое. Сегодня же выходной…
— Какой, к Морготу, выходной!!!! Выходной был вчера, когда владыка уезжал!!! А ну вставай!! — и Селервен трясет кровать. Халдир не реагирует. И тогда Селервен уходит. Халдир с облегчением вздыхает и проваливается в сладкую дрему, знакомую каждому, кто хоть раз пытался выжать максимум из последних предпобудочных минуток. Но дрема длится недолго: появляется Селервен и…
— Ты что делаешь!!! — Халдир подскочил, отряхиваясь. С него на гладкие серебристые доски пола стекала вода. — Ты что, холодной водой, на меня, на сонного!
Селервен пожала плечами:
— Ну, а как тебя еще будить? Иди умывайся, я приготовлю завтрак.
Халдир, на ходу стягивая мокрую пижаму, пошел в душ.


6:10. Душ в личном жилище Халдира

Как всегда, забыв, что с 22.00 до 7.30 по высочайшему распоряжению Владыки ради экономии во всем Лориене отключают горячую воду, Халдир отвернул кран и…
— А-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!! *********!!!!
Выскочив из душа злым и окончательно проснувшимся, Халдир яростно вытерся мохнатым полотенцем, надел бархатный халат и пошел на кухню — завтракать.


6:15 – 7:40. Кухня в личном жилище Халдира

Едва его нос уловил аромат свежеприготовленной пищи, как настроение сразу улучшилось. Селервен великолепно готовила. Халдир сел за стол из черного дуба. Взял в одну руку серебряную вилку, в другую — нож. Селервен поставила перед ним фарфоровую тарелку с курицей гриль, с гарниром из маринованной моркови и свеклы, также поставила тарелку с нежнейшим картофельным пюре, с восхитительно возлежащей на нем яичницей-глазуньей, присыпанной зеленым луком. В дополнение возник кувшин мультивитаминного сока и блюдо с варениками — с творогом, вишнями и картофелем. Сама села напротив и стала смотреть, как муж кушает. Когда тарелки опустели, Селервен поставила перед ним десерт: сбитые сливки с клубникой, мороженое с медом и кофейник.
— Дорогой, кушай, что-то ты стал худеть…
—Да ты что, любовь моя! Вчера Рамил сказал своей подружке, что у меня «холеная здоровая морда», а ты говоришь, что я стал худеть.
— Я Рамилу дам по шее! Чтоб не болтал ерунды. А ты кушай, тебе скоро идти на работу, уж там тебе будет не до кушания. Я погладила тебе серый костюм.
—Спасибо, дорогая,—Халдир доел и пошел переодеваться.


7:45. Спальня в личном жилище Халдира

Халдир одевался перед большим зеркалом, стараясь, чтобы одежда сидела на нем сверхаккуратно, складочка к складочке; причесывался не менее тщательно, побрызгал волосы лаком, прошелся пуховкой по щекам и носу, и вышел в прихожую.


7:55. Прихожая в личном жилище Халдира

Халдир обулся и уже собрался выходить.
— Любимый, ты забыл обед!!! — из кухни выскочила Селервен с кейсом.
— Держи, и не забудь покушать! — Селервен поцеловала мужа. Он охотно ответил на поцелуй, и не менее охотно продолжил бы его, но… пора бежать на работу. И Халдир выскочил за дверь.


8:00. Приемная Владыки Лориена.

Халдир стрелой промчался по Стэрре, никого не замечая на своем пути: ему нужно было успеть к 8.00 на работу. И лишь влетев в приемную Владыки, он вздохнул спокойно. Бросил в шкафчик свой кейс, поправил прическу и смело шагнул в кабинет.


8:01- 9:00. Кабинет Селеберна

Владыка сидел в мягком кресле, облаченный в утренний халат. Перед ним стоял поднос с завтраком.
— Халдир! Ты опоздал.
— Извините, Владыка!
— Я не давал тебе слова, Халдир, — Селеберн лениво потянулся,— подойди ближе.
—Слушаюсь, Владыка. — Халдир подошел ближе. Селеберн зевнул, осмотрел Халдира и вдруг заорал:
— Почему ты не накрасил глаза?! почему у тебя сегодня в ушах пятничные серьги, а не понедельниковые?! Где заколка, которую я милостиво даровал тебе на позапрошлой неделе? Где бла-бла-бла?! Почему гав-гав-гав?! Зачем дыр-пыр-тыр?! Ах, ты быр-мыр-тыр!!! Я тебе трали-вали!!!
Халдир много чего мог бы ответить на эти претензии, но благоразумно (или не очень?) отмалчивался. Как известно, начальство орет – время идет.


9:00-10:00. Приемная Селеберна. Рабочее место Халдира.

Халдир разбирает почту Владыки. Хвалебные письма (отсылаемые самим Халдиром от чужих имен) он откладывает на золотое блюдо для немедленного прочтения Владыкой, ругательные (в смысле, ругательные на Владыку) подшивает в тайную от Селеберна папочку, спрятанную в днище собственного кейса, жалобы откладывает в коробку для Владычицы (Владыке нести жалобы бесполезно). Все остальное, как-то: деловые письма владык сопредельных и других держав, экономические сводки и донесения шпионов – тоже откладывает для Владычицы (Владыке нести деловую переписку бесполезно).
Когда в кабинете Владыки прекращается стук кофейной чашки о блюдце и звяканье ложечки, Халдир быстро спускает почту для Владычицы на веревке через окно, прямо в руки очередной придворной даме, и замирает наготове у двери кабинета с золотым блюдом в руках.

10:00-10:30. Кабинет Селеберна. Поклоны
—Халдир!
—Слушаю, Владыка!
—Сколько раз я тебе должен повторить: не «Слушаю, Владыка», а «Чего изволите, о пресветлый Владыка?»
—Чего изволите, о пресветлый Владыка? – послушно повторяет Халдир, кланяясь и держа в руках тяжелое блюдо.
Селеберн поклоном недоволен и заставляет Халдира кланяться до тех пор, пока поклон не становится идеальным.

10:30-12:00 Кабинет Селеберна. Селеберн читает почту, поэтому Халдир получает возможность немножко перекусить.

12:00. Кабинет Селеберна.
—Халдир!!!
—Чего изволите, о пресветлый Владыка?
Селеберн лениво потягивается:
—Одеваться изволю, дабы достойно посетить Владычицу. Одеяние торжественное малое, номер 218-й.
Халдир откланялся и направился к двери – за одеянием. Как назло, никогда нельзя было угадать, что именно Владыка захочет надеть на себя именно сегодня. Поэтому Халдир лишался возможности рационализировать рабочий процесс принесением одеяния заранее.
—Халдир! И побыстрее!
—Как пожелаете, Владыка!

12:10-12:40. Гардеробная Селеберна.
Халдир уныло ползал на карачках по гардеробной, подворачивая полы висящих на длинных рядах вешалок одеяний и выискивая одеяние номер 218. Одеяния отличались только номерами и некоторыми загогулинками узоров. Иногда — чем-то еще труднозапоминаемым и абсолютно незаметным.
Наконец, искомое найдено.
Халдир несется в кабинет.

12:40-14:00. Малая гардеробная Селеберна. Облачение Владыки
Халдир, расправив на вешалке одеяние, торжественным шагом входит в кабинет Владыки, затем в малую гардеробную, где перед зеркалом уже сидит Селеберн, которому придворная эльфийка делает прическу, а другая придворная эльфийка – макияж. Халдир в полупоклоне и с одеянием в руках застывает у входа. Проходит примерно полчаса, прежде чем Владыка соизволил заметить присутствие Халдира.
—Халдир! Подойди сюда.
—Да, о пресветлый Владыка Селеберн,—кланяясь, растопырив руки с торжественно свисающим с плечиков одеянием, Халдир подходит к Владыке. Поскольку за сегодняшнее утро Халдир уже достаточно натренировался в поклонах, то Селеберн не находит в его позе ничего предосудительного и нерегламентированного этикетом. Ленивым жестом отпустив эльфиек, Владыка поворачивается на вертящемся кресле к Халдиру и придирчиво осматривает одеяние. Халдир старается сохранять ледяное спокойствие на лице, молясь Элберет, чтобы Владыка не обнаружил ничего «непристойного». Но увы, сегодня, видимо, Элберет решила взять отпуск. Лицо Селеберна скривилось в брезгливой гримасе:
—Фи! Халдир, как можно – принести Владыке ГРЯЗНОЕ одеяние?!
Халдир, прекрасно понимая, что спорить бесполезно, все же робко возражает:
—Но, Владыка, оно чистое…
—Когда ты обращаешься к своему Владыке, как следует говорить?—голос Селеберна тих и вкрадчив, и это не предвещает ничего хорошего. Похоже, сегодня у Владыки плохое настроение. Халдир покорно говорит:
—О, пресветлый Владыка, но одеяние чистое. На нем нет грязи, ибо на одеяниях пресветлого Владыки грязи просто не может быть!
Селеберн гневно отбрасывает от себя одеяние вместе с Халдиром:
—Ты сомневаешься в словах своего Владыки? Немедленно принеси мне одеяние № 218-бис!
Халдир, потирая ушибленное место, поднимается с пола и идет в гардеробную. Но одеяние № 218-бис он не ищет – искать нечего, потому что несколько дней назад при глажке прожгли небольшую дырку, и одеяние отправилось в Гондор – в тамошних секонд-хендах эльфийские тряпки пользовались особо повышенным спросом, что давало в лориенский бюджет небольшой, но постоянный процент дохода.
Халдир берет иголку и уверенными движениями вышивает на подкладке возле номера слово «бис». Закончив работу, возвращается и с поклоном подает одеяние Владыке. На этот раз Владыке, видимо, лень скандалить, и он благосклонно кивает:
—А номер 218, Халдир, ты сегодня постираешь, пока я буду у Владычицы. Я намерен пробыть у нее до 18 часов – этого времени тебе будет достаточно для приведения одеяния 218 в надлежащий вид.
Халдир падает духом. От выражения его лица мог бы скиснуть даже давно прокисший кефир. Но внезапно счастливая мысль осеняет его:
—О, пресветлый Владыка! Вчера я узнал от своей жены…
—Халдир, при облачении Владыки ты должен подавать одеяния на вытянутых руках, придерживая их двумя пальцами, указательным и большим,—наставительно сказал Селеберн. Халдир тут же перехватил рубашку должным образом и надел ее на Владыку.
—О, пресветлый Владыка, моя жена сказала, что правитель Гондора…
—Халдир, Владыке Лориена нет никакого дела до какого-то смертного.
—Но, пресветлый Владыка, правитель Гондора посмел надевать облачения, во всем подобные одеянию 218!
Селеберн развернулся к Халдиру:
—Но как он посмел?!
—Владыка…
—Нет, это непростительно! Завтра же ты отправишь ему ноту протеста! А теперь, Халдир, снимай с меня это одеяние и принеси одеяние № 456.
Теперь от выражения лица Халдира скиснуть могла бы и серная кислота…

14:00-14:20. Гардеробная Владыки
К счастью, нужное одеяние отыскалось очень быстро. Но все-таки Халдир потратил двадцать минут для тщательного осмотра на предмет выявления пятен и прочих дефектов.

14:20-15:30. Малая гардеробная Селеберна. Облачение
На этот раз молитвы Халдира были услышаны, Владыка остался доволен всем: и одеянием, и поведением Халдира. Напоследок оглядев себя в зеркале, Селеберн важно ушествовал к Владычице, надавав Халдиру кучу ценных указаний.

Ценные указания Селеберна:
1) Подмести пол в кабинете
2) Протереть коллекцию рюмок, выставленную в стеклянном шкафу
3) Написать ноту протеста правителю Гондора
4) Вытереть пыль со стола в кабинете
5) Выстирать одеяние 218 и отправить его посылкой Трандуилу в качестве подарка.
6)
15:30-18:00. Халдир выполняет ценные указания
С протиркой пыли Халдир справился быстро: он и так делал это каждый день, так что пыли было не особо много. А рюмки сам Селеберн перебирал несколько раз в неделю и тогда же Халдир под его контролем мыл и протирал эти рюмки. Подмести пол тоже было нетрудно. Затем Халдир в приемной за своим столом достал из специального ящика шаблон ноты протеста Гондору и заполнил пустые графы. Завтра он отнесет этот «документ» на подпись Владыке, а послезавтра отдаст Селервен на растопку камина. Еще через неделю отправит якобы от наместника письмо с извинениями. Поддельная гондорская печать у него была. Так же, как роханская и другие прочие, в том числе мордорская. Кстати, последняя уже порядком износилась, надо бы и заменить…
Хуже дело обстояло с отправкой одеяния Трандуилу. Халдиру очень не хотелось этого, но увы. Вот это-то проверить Владыка может. Так что придется очередной раз позориться…

18:00-20:00. Ожидание Владыки.
К несчастью, Халдир не мог уйти домой, покуда не вернется Владыка. Поэтому Халдир тоскливо ожидает Селеберна, читая спрятанную в столе книгу. Наконец, Селеберн присылает пажа сказать, что на сегодня Халдир может быть свободен.
Халдир с воплем радости хватает свой кейс и, не разбирая дороги, несется домой.


04:49 

Эстель Грэйдо
Жарко и душно. Но при этом чувствуется, что лету пришел конец...


13:18 

Отыграла ФБ за Фэнтези

Эстель Грэйдо

@темы: ФБ, Творчество

11:04 

Повар и его дочери

Эстель Грэйдо
17:01 

Эстель Грэйдо

10:07 

Эстель Грэйдо
Ну что, отыграла летнюю ФБ. За три команды, елы-палы.
Чтоб еще раз да за три команды - да никогда.

ФИКИ ЛЕЖАТ ЗДЕСЬ

Баннеры:
СИЛЫ ЗЛА



ФЭНТЕЗИ


SPACE OPERA

@темы: Творчество, Фанфики, фб

18:44 

Эстель Грэйдо
Деанон Сил Зла: fk-2016.diary.ru/p210743287.htm


00:53 

Эстель Грэйдо
10.09.2016 в 09:57
Пишет Red Sally:



Обзорам

URL записи

00:37 

Эстель Грэйдо





Ловля синей птицы

главная